Стр. 66 - VDal--cmyk--WWW

Упрощенная HTML-версия

66
лагая, что, быть может, он и не меня зовет.
Наконец, он назвал меня по имени. Тогда скры-
ваться было уже нельзя. Я подошел к нему и
поклонился, чтобы принять благословение. Но
он, взяв крепко меня за руку, стал спрашивать
меня: "Куда ты, чадо, идешь, а? Скажи мне,
чадо, куда ты идешь?" На мой ответ, что иду
по делу, он сказал: "Чадо, скажи мне правду,
я не начальник твой, меня нечего бояться. Ты
говоришь «по делу», а дело-то ведь недоброе.
Посмотри, вон кто понуждает тебя идти по
этому делу, чтобы затем взять душу твою!"
При этом он указал вниз к трапезному корпу-
су. Я взглянул туда, и моим глазам представи-
лось страшое зрелище: около каменного быка,
поддерживающего корпус, я увидел нечистого
в безобразнейшем виде: черный, очи огненные,
зубы выдающиеся изо рта, внутренности сна-
ружи и несколько прикрыты длинной бородой;
весь он был в пламени. При виде такого гнусно-
го страшилища я затрепетал от ужаса; кровь
как бы застыла во всех моих жилах, я не мог
двинуться с места, не мог проговорить ни од-
ного слова и стоял, как окаменелый. Помню
только, что старец, держа меня за руку, повел
с собой, говоря: "Пойдем, чадо! Пойдем ко мне!"
Приведши в свою келлию, он посадил меня на
стул, где я стал уже приходить в себя. Чтобы
ободрить меня, он приказал мне ставить само-
вар и, сидя уже за чаем, убеждал и укреплял
меня, чтобы я был на будущее время осторож-
нее, и продержал в своей келлии до утреннего
благовеста"»
200
.
200
Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Глинский патерик. М., 1997. С. 345.