Стр. 206 - VDal--cmyk--WWW

Упрощенная HTML-версия

206
нида обнаруживалась в том, что свою духовную му-
дрость он «прикрывал
крайней простотой сло-
ва
и
простотой обращения
и часто
р
астворял
наставления свои шутливостью
, которая ка-
залась иногда неуместной, но всегда оправдывалась
самим делом. Через это он часто и посреди собрания
мог прилагать духовные врачевства к тайным душев-
ным ранам различных страждущих. А сверх того, до-
ставлял свободный доступ к себе всем»
641
.
А старец Макарий Оптинский был «истинный учи-
тель пастырского богословия и духовного делания.
При вс
ё
м том не красноречивы были его поучения, но
в них
слышался дух, чувствовалась теплота
,
от которой размягчалось самое ожесточенное сердце.
Он умел подойти, не оскорбляя и не отпугивая от
себя строгостью, требовательностью или обличени-
ем мятущихся во грехах и скорбях. Его благодатное
слово, как целительный бальзам, врачевало
язвы скорбящих, утешало любовью и уча-
стием, разделяя скорбь и горе, давая отраду
и духовную поддержку
»
642
.
О речи Святителя Игнатия (Брянчанинова) схиар-
химандрит Иоанн пишет:
«Многоразличными были слова утешения, кото-
рыми владыка подкреплял своих духовных чад. В
идя души пасомых, он своим любвиобильным серд-
цем хорошо чувствовал, что кому сказать и как под-
крепить угнетенного множеством скорбей. Постоян-
ной целью архипастыря было как можно скорее и
надежнее помочь и утешить «в беде сущего». Одних
утешал он примером Христа Спасителя, претерпев-
641
Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по пастырскому богословию.
М., 2001. С. 106–107.
642
Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по пастырскому богословию.
М., 2001. С. 288.