Стр. 138 - VDal--cmyk--WWW

Упрощенная HTML-версия

138
ужасе я бросился к ним, преградил эконому
дорогу, и Феодосий успел уйти. Догнав затем
его, я спросил его, за что бил его эконом. "Да
вот, я просил привезти на кухню дров, а он
рассердился да схватил веревку и начал бить
сколько есть силы". — "А больно он бил тебя?"
— спрашиваю его. "Нет", — рассказывал Фе-
одосий; рассказывает, а сам, как незлобивый
младенец, восторженно заливается смехом,
как будто он получил какую-нибудь великую
для себя радость"<...>. Беззащитному Феодо-
сию часто и в продолжение многих лет при-
ходилось переносить оскорбления, презрение,
уничижение и побои. Он кротко переносил все
это, не гневаясь на своих обидчиков; из уст
его не выходило ни укора, ни злословия. Он
с совершенным уважением относился к своим
оскорбителям, стараясь услужить им, как
только мог»
402
.
Неосуждение
Преподобный Моисей Оптинский, в своем отноше-
нии к братии, показывает нам пример неосуждения.
«С удивительным умением старался отец
Моисей избегать в беседах осуждения других
людей. Когда же его принуждали произнести
свой приговор об отрицательных поступках,
он выражал его всегда в общих выражениях,
не имевших оттенка осуждения. Он говорил
в подобных случаях: "Да, кто же может это
одобрить?".
Иногда случалось, что между братиями воз-
402
Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Глинский патерик. М., 1997.
С. 183–184.