Стр. 116 - VDal--cmyk--WWW

Упрощенная HTML-версия

116
ры и сушилы загромождены были таким мно-
жеством холстов, сукон, овчин выделанных и
сыромятных, высушенными рыбами и всякой
овощью, или губиной. Заглянул бы кто-нибудь
к нему на рабочий двор, где наготовлено было
на запас всякого дерева и посуды, никогда не
употреблявшейся, – ему бы показалось, уж не
попал ли он как-нибудь в Москву на щепной
двор, куда ежеденно отправляются расто-
ропные тещи и свекрухи, с кухарками позади,
делать свои хозяйственные запасы, и где го-
рами белеет всякое дерево, шитое, точеное,
лаженое и плетеное: бочки, пересеки, ушаты,
лагуны, жбаны с рыльцами и без рылец, по-
братимы, лукошки, мыкольники, куда бабы
кладут свои мочки и прочий дрязг, коробья?
из тонкой гнутой осины, бураки из плетеной
берестки и много всего, что идет на потребу
богатой и бедной Руси. На что бы, казалось,
нужна была Плюшкину такая гибель подоб-
ных изделий? во всю жизнь не пришлось бы их
употребить даже на два таких имения, какие
были у него, – но ему и этого казалось мало.
Не довольствуясь сим, он ходил еще каждый
день по улицам своей деревни, заглядывал под
мостики, под перекладины, и вс
ё
, что ни по-
падалось ему: старая подошва, бабья тряп-
ка, железный гвоздь, глиняный черепок, – вс
ё
тащил к себе и складывал в ту кучу, кото-
рую Чичиков заметил в углу комнаты. "Вон,
уже рыболов пошел на охоту!" говорили му-
жики, когда видели его, идущего на добычу.
И в самом деле, после него незачем было ме-
сти улицу: случилось проезжавшему офицеру